20.11.2018

Авторам
Зарегистрироваться

Евгений Евтушенко "Больше всего я виноват перед Беллой"

Posted On Пятница, 14 апреля 2017 09:40 Автор
Евгений Евтушенко подписывает автографы Евгений Евтушенко подписывает автографы Фото Дмитрия Коробейникова

1 апреля не стало великого поэта Евгения Евтушенко. Евгений Александрович скончался в США, где преподавал в университете, а похоронен в Москве, в Переделкино, рядом с могилой Бориса Пастернака. "Литературный огонек" публикует одно из последних интервью поэта. 

- Евгений Александрович, вы, почетный член Американской академии искусств и словесности, создали в Оклахоме киноклуб, где демонстрируете картины российских кинематографистов. Какие фильмы вызывают наибольший интерес у американцев?

 

- Я показываю русские фильмы не только в киноклубе, но и своим студентам, а среди них — представители 25 национальностей. Есть несколько картин, которые производят сильное впечатление буквально на всех и каждого. В первую очередь, это фильм Михаила Калатозова «Летят журавли», на втором месте картина Александра Прошкина «Холодное лето 53 года», на третьем – «Неоконченная пьеса для механического пианино» Никиты Михалкова. И еще одна картина этого режиссера вызывает у зрителей сильнейшие эмоции. Это «12», фильм, снятый по пьесе Реджинальда Роуза «12 разгневанных мужчин». Я предложил сравнить эту работу с картиной американца Сидни Люмета, и все назвали лучшей ленту Михалкова.

 

— А Вы сами как к этому выбору относитесь?

 

— Можно по-разному относиться к Никите Михалкову, но то, что он создал пять шедевров мирового кинематографа — «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Раба любви», «Урга – территория любви», «Утомленные солнцем» и «12» — глупо отрицать. Да, все эти конфликты с Союзом кинематографистом, в которых, на мой взгляд, виноваты обе стороны, выяснение отношений, отразились на творчестве этого мастера. Но факт остается фактом – из его работ последних лет фильм «12», несомненно, входит в ряд выдающихся. Хочется напомнить зрителям: не надо отрекаться от своих художников! А Никита Михалков – художник, и это факт. В том же фильме «12», если хотите, гений Михалкова не разрешил ему с помощью искусства популяризировать свои, не исключено, что и ошибочные взгляды.

 

- Следите ли вы за новыми работами российских кинематографистов?

 

- Стараюсь. На этом фестивале, например, мне очень понравились две работы – «Развод по собственному желанию» Ильи Северова и экранизация рассказов Шукшина «Охота жить» Сергея Никоненко. Сегодня часто можно услышать призыв: «Не надо нам идеологической педагогики, искусство не должно навязывать ценности и чему-то учить». Да, навязывать ценности — неправильно, но искусство должно предлагать выход из жизненных перепитий и давать решение. Если в художественном произведении нет надежды, света, то нет и искусства. Великое искусство никогда не учит пошлости, пессимизму, жестокости…

 

- В этой связи нужна ли, на ваш взгляд, цензура? Ведь в творческой среде эта тема по-прежнему обсуждается, и мнения порой высказываются разные.

 

- Цензуры как института в России нет. К счастью, мы избавились от нее. Более того, глупо и несправедливо говорить о том, что сейчас свобод меньше, чем было раньше. На мой взгляд, чтобы критиковать правительство, необходимо самому задаться вопросом: «А что бы я сделал, оказавшись на месте главы государства?». Лично я не могу представить себя на месте президента или премьера. Но у меня другой род занятий – я писатель. А писатель предлагает обществу идеи, только предлагает. И ничего больше.

 

- Раньше писателей называли пророками, мудрецами, властителями дум. В чем сегодня предназначение писателя?

 

- Во все времена было так: писатель не имеет права вводить читателей в заблуждение, и если осознает, что ошибался, то должен в этом признаться публично. Я, к примеру, это сделал, написав недавно предисловие к той «Преждевременной автобиографии» (написана в 1963 году), в котором объясняю, в чем ошибался. Я не отрекся от старых взглядов, ничего не перечеркивал, просто объяснил причину - почему в начале 60-х годов на многие события смотрел неверно. Причина – в моем незнании всей правды. Но с годами я научился смотреть на многие вещи, сняв розовые очки. - А что вам помогло от них избавиться?

 

- Понимаете, я из поколения людей, которое еще идеализировало Ленина. Даже если были репрессированы родственники, как у меня, мы все равно думали, что Ленин – самый прекрасный человек, а Сталин предал его идеалы. Но так случилось, что я стал первым советским писателем, который заглянул в архивы КГБ. И там я увидел свидетельства, согласно которым Ленин, узнав о смерти брата, повторял: «Я отомщу, я отомщу, я отомщу». И в своей мести он был беспощаден и последователен.

 

И когда я узнал правду, то прежний текст «Преждевременной биографии» сопроводил нынешними комментариями. Но это не проявление двуличия, а признание своих ошибок. Писатель только тогда остается писателем, когда признается в ошибках и грехах.

 

- А что Вы считаете главным своим грехом?

 

- Грех, который я не прощу себе никогда и знаю, что Бог меня тоже не простит, это отказ от ребенка, который мог бы родиться у меня и Беллы Ахмадулиной. Но на тот момент я был не готов стать отцом – был молод и беспечен. Я убедил Беллу сделать аборт, а это - страшный грех. Я об этом говорю сегодня открыто, потому что точно знаю – нельзя убивать детей. Я был очень рад, что Белла все-таки родила ребенка. Первую девочку она удочерила, а вторая – ее родная. И я счастлив, что Белла оказалась очень хорошей матерью и не делала различия между детьми. Знаю, что Белла простила меня за эту подлость. Она всегда меня прощала и никогда не говорила обо мне плохо. Ее муж запрещал со мной общаться, но она все равно протягивала мне руку.

 

- Но и Вы всегда с уважением вспоминали женщин, с которыми были близки…

 

- Замечу, что в Америке из моих мемуаров выкинули вспоминания, посвященные многим моим женам. Издатель мне заявил: «Мистер Евтушенко, в Америке вышли в свет только те истории с разводами знаменитых людей, в которых мужчины были невиновны, тогда как вы во всем обвиняете только себя». Согласно их логике, если все жены такие замечательные, как я описываю их в своих книгах, и при этом они соглашаются на развод, вывод такой: значит, я плохой человек. Вот такая житейская мудрость по-американски.

 

- Сегодня вы много ездите по России на встречи с читателями, не жалея на это сил и здоровья. Зачем? Ведь у вас, признанного мастера слова, давно нет необходимости популяризировать свое творчество.

 

- Между писателями и читателями с некоторых пор образовалась пропасть, которую я пытаюсь уничтожить своим примером. На днях мы вернулись с Дальнего Востока, где поэты и артисты читали стихи, а люди слушали с невероятным интересом и даже плакали. Не страшно, что некоторые из них не знали, что «Жди меня и я вернусь всем смертям назло» написал Константин Симонов, главное, что стихи доходили до человеческих сердец, вызывая правильные эмоции. Для меня эти поездки и встречи очень важны. Благодаря им я могу твердо сказать тем, кто уверяет, будто народ разлюбил поэзию: «Это неправда! Это отдельные поэты разлюбили народ». Писатели, поэты не должны, не имеют права забывать о том, что они тоже народ.

— Евгений Александрович, в «Похоронах Сталина» юный герой, поэт Женя, цитирует тютчевские хрестоматийные строки о том, что умом Россию не понять... По-вашему, действительно не стоит подключать голову к осмыслению всего, что происходит с нами и страной, а надеяться только на сердце?

 

— В Архангельске живет очень интересная женщина Мария Аввакумова. Когда я готовил антологию русской поэзии, она прислала мне поправку к тютчевским стихам, где изменила лишь пару слов. А смысл стал другой, жестче: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить. У ней особенная стать — но сколько можно только верить?» Действительно, сколько можно? С одной стороны, вера — великое дело, но при одном условии: если в своей вере вы не ошибаетесь. А если ваша вера иллюзорна? Я никогда не отрицал того, что нередко заблуждался. Но, к счастью, появлялись люди, которые меня поправляли.

 

— Как Мария Аввакумова — Тютчева?

 

— Или как прекрасная актриса и очень умная женщина Лидия Сухаревская, всего лишь верной интонацией изменившая смысл строк в моей поэме «Братская ГЭС». В поэме я пытался ответить на серьезный вопрос, столкнув лбами египетскую пирамиду и Братскую ГЭС. В древнем шедевре архитектуры имеется нечто общее и с Санкт-Петербургом: величие результата, с одной стороны, и рабский труд миллионов — с другой.

 

Это противопоставление вечно и в истории, и в искусстве. Пушкин нарисовал два портрета Петра Первого: государя-победителя в поэме «Полтава» — и ужасающего повелителя, который гонится за обыкновенным человеком в поэме «Медный всадник». То есть Пушкин отдает должное фигуре Петра, но при этом его не идеализирует. Александр Сергеевич предупреждал нас, чтобы мы любили Петра осторожно... Так вот, помню, как я с великим пафосом читал свои строки из «Братской ГЭС»: «Прославлено терпение России. / Оно до героизма доросло. / Ее, как глину, на крови месили, / ну, а она терпела, да и все». А в постановке в Театре на Малой Бронной Лидия Сухаревская, не меняя слов, прочитала их так, что гимн терпению зазвучал как сатира. Благодаря тому прочтению Лидии Сухаревской я вообще стал иначе смотреть на наше извечное русское терпение.

 

С «Братской ГЭС» связан и случай, произошедший с моим близким другом, замечательным артистом Евгением Урбанским. Я пригласил Женю на первое публичное чтение поэмы. Читаю: «Когда меня пытали эти суки, / и били в морду, и ломали руки, / и делали со мной такие штуки — / не повернется рассказать язык...» И вижу, как по его лицу текут слезы. Потом Женечка мне эти слезы объяснил: «Это ведь о моем отце. Он был гидростроителем, его арестовали, пытали и сослали в лагерь...»

 

— Евгений Александрович, а есть ли вообще справедливость в мире?

 

— В жизни справедливость встречается, хотя сказать, что она всегда торжествует, было бы большим преувеличением. А вот в мире, в истории... Парадокс в том, что именно в борьбе за справедливость происходит самое большое количество несправедливости. Яркий пример — убийство террористами царя Александра Второго, который освободил крестьян. Вот и Ленин добивался справедливости, мстил за казненного брата, а кончил идеей лагерей (я сам видел в архивах документы, подтверждающие, что ГУЛАГ создавался по приказам Ленина). Один мудрец высказал истину, которая очень мне близка: «Милосердие выше справедливости». Вот вам ответ на вопрос.

 

— Фильм «Похороны Сталина» начинается со сцены, когда мальчики выстроились в очередь за поцелуями опытной девушки. За рубль. Насколько автобиографичен ваш фильм?

 

— Во-первых, герой фильма Женя, хоть и поэт, — не Евгений Евтушенко в 17 лет. Да, я наделил его многими своими чертами, но это портрет поколения. Мой отец не был арестован, но арестованы оба дедушки, среди моих друзей и одноклассников было много тех, чьих родственников забирали по доносам, расстреливали. Тот фильм — продолжение моего стихотворения «Наследники Сталина», опубликованного в «Правде» в 1962 году, а до этого запрещенного. Кстати, во время съемок фильма «Похороны Сталина» перед каждой сценой я читал стихи актерам массовки. Замечу, что все эти люди снимались в фильме бесплатно.

 

Что касается сцены с поцелуями и вашего вопроса, случалось ли такое со мной и моими сверстниками, отвечаю: было, случалось. Запретный плод сладок. А вот мой сын, который тоже пишет стихи, всерьез считает, что без любви целоваться не надо. Старомодное представление? Но есть и такая молодежь.

 

— Верите ли вы в то, что Маяковский убил себя из-за несчастливой любви?

 

— В том, что Маяковский покончил жизнь самоубийством, нет сомнений. Причин было много, они слились в одну. Действительно, он любил Татьяну Яковлеву, русскую эмигрантку, с которой познакомился в Париже в 1928 году, и она его любила. Я встречался с Татьяной Яковлевой. Она рассказала, что готова была уехать с Маяковским в СССР, но ее не пустили. Против брака Маяковского и Яковлевой были многие как в СССР, так и со стороны белой эмиграции во Франции. Стихи Маяковского «Письмо к Татьяне Яковлевой» из-за строк «Я все равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоем с Парижем» при жизни поэта остались мечтой...

 

К сожалению, тема самоубийства — от любви или нелюбви — болезненна и в наше время среди молодых. У меня есть задумка снять фильм по своей повести «Голубь в Сантьяго», предостерегающий от самоубийств. Знаю, что в свое время эта история спасала некоторых людей от рокового шага. Кстати, замысел этой картины исходил от Феллини, который, прочитав «Голубь в Сантьяго», позвонил мне: «Эудженио, ты обязательно должен снять фильм по этому произведению!».

 

— Вам нравятся фильмы Феллини?

 

— Разве Феллини может не нравиться? Правда, я люблю не только Феллини, но и весь итальянский неореализм. Мой самый любимый фильм, оказавший на меня огромное влияние, — «Похитители велосипедов» Витторио де Сика. Увы, современные итальянцы плохо знают свой кинематограф, многие из них не видели шедевров неореализма.

 

— Евгений Александрович, наверняка в вашей жизни был учитель, наставник, абсолютный пример?

 

— Для меня такая личность — Андрей Дмитриевич Сахаров. Перед ним многим людям было стыдно. Он всегда напоминал мне о совести. К сожалению, Сахаров ушел из жизни непонятым и неуслышанным. А ведь Сахаров отстаивал не такие уж сложные вещи: что все должно быть во имя человека и ради человека. Выступал против бедности, унижения, бесправия. Он имел неосторожность назвать свои взгляды не слишком понятным словом «конвергенция», хотя на самом деле это просто «мирное существование». И сегодня главная задача — предотвратить большую войну, уберечь мир от новой угрозы. Ради этого необходимо постараться найти точки соприкосновения со всеми народами и странами — то есть встать на путь разумного идеализма. Самая опасная идея, которая сегодня навязывается, — превосходство одних идей и наций над другими.

 

— Раньше писателей называли пророками, мудрецами, властителями дум...

 

— Василий Розанов даже предположил: если бы Толстой был жив, то Первая мировая в 1914-м не разразилась бы. У Толстого были последователи во всем мире, и его голос очень много значил. Кстати, Ганди был последователем Толстого, и Мандела впоследствии им стал. Увы, сегодня нет гениев такого масштаба. Ни в России, ни в США. Талантливые люди сегодня очень разобщены, сидят по своим норкам.

 

— Мы и Запад преодолеем противостояние?

 

— Обязаны. Идеальное устройство человечества — единая семья, от чего мы пока очень далеки. Нельзя строить политику и карьеру на поисках врага, вовлекая во вражду целые народы. Я был в 97 странах, причем не как турист, а с лекциями и чтением стихов, и плохого народа ни разу не встречал. Плохие люди, к сожалению, есть...

 

— Евгений Александрович, не могли бы вы дать отдельный совет нам, женщинам: как выжить в сегодняшнем жестоком мире?

 

— Это я должен у вас спросить, как вы умудрились сохранить в душе такой запас романтики, идеализма. Вот и оставайтесь такой. Берегите чистоту и любовь, как это делали в течение веков русские женщины. На вас вся надежда. Из всех производств самое главное — производство порядочных людей. Можно, я поцелую вас в знак уважения?

 

Анжелика Заозерская

 

Популярные теги

#Белла Ахмадулина #поэты 20го века #поэтесса #советская поэзия #Наталья толстая #психолог #ценные советы #счастливая жизнь #красота #Прохор Шаляпин #Книги #Литература #творчество #Транссёрфинг реальности #Вадим Зеланд #Изотерика #денис драгунский #денискины рассказы #АСТ #рипол издательство #виктор драгунский #книги #литература #станислав говорухин #литературная конференция #начинающие писатели #молодые авторы #литература #Юлия Басова #ДК ЗИЛ #надя ручка #русские таланты #издаться за рубежом #сказки #рассказ #русский писатель #русская литература #творчество #французское кино #марийон котийяр #иллюзия любви #кино #юлия шилова #авантюрный детектив Алексей Федорченко Андрей Кончаловский Анна Козлова Виктория Черенцова Владимир Космачевский Владимир Машков Александра Галич Олег Табаков Владимир Хотиненко Владимир Этуш Детство Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Никита Михалков Интервью Книги Мария Кикоть Рассказ Роман Виктюк Театр Шоубизнес Экранизация Юлия Басова

Литературный огонёк - сайт для людей, влюблённых в искусство.

Подписка на публикации

Будьте в курсе последних публикаций на портале

Осталось нажать на кнопку